barkoshka (barkoshka) wrote,
barkoshka
barkoshka

Про Берлушу. Четвертое

предыдущая часть - тут

Как весь лес Берлушин юбилей отмечал

Приближался день рождения Берлуши.

Берлуша, конечно, не только помнил, но и непрестанно думал об этом. Его мысли про день рождения делились на категории. К первой относились поиски в себе ощущений взрослости (слова «старость» Берлуша все-таки старался аккуратно избегать). Вторая категория скрывала в себе вопросы из серии: «Вспомнит ли кто-то про мой день рождения?», «А что мне подарят?» и «Как бы мне так поочевиднее обидеться, если вдруг никто не придумает для меня никаких приятных сюрпризов?». На всякий случай Берлуша даже начал мысленно составлять «черный список» тех, кто может его не поздравить с днем рождения.

Надо заметить, что для всех прочих зверей в лесу это был также нелегкий период. Все местные обитатели вот уже несколько дней ходили в страшном напряжении и тоже все время думали. Их, понятное дело, мучали такие вопросы как «Что подарить Берлуше?» и «А вдруг ему не понравится и он на нас очевидно обидится?». Берлуша был важной персоной, которой все хотели подмаслить. Проблема заключалась в том, что он также слыл известным привередой и особенно откровенно критиковал неудачные сюрпризы.

Один Выхухоль ходил довольный и расслабленный. Он лукаво улыбался, присвистывал и пританцовывал на ходу, хитро подмигивая каждому встречному. В общем, вел себя как обычно. Про день рождения Берлуши Выхухоль не знал.

«Радостный какой, - завистливо и сердито шептались звери. – Пляшет как ни в чем не бывало, а нам тут страдай и напрягайся».

И они продолжали пыжиться и думать дальше.

- Давайте подарим ему водяные бомбочки, - как-то предложил медведь Зай-Зай. Но все замахали на него руками и зашикали.

- Ну и зря, - добродушно и разачорованно протянул Зай-Зай. – А мне они нравятся.

- Калейдоскоп? - на другой день предложил дикий кролик Ски. Звери собрались в Большой Норе на совещание, на которое Берлуша и Выхухоль традиционно опаздывали, так что у всех остальных была возможность провести мозговой штурм. Обсуждение возникло спонтанно. Животные расселись по своим местам в зале совещаний, зашурстели бумажками с повесткой дня и вдруг нервный Ски вскрикнул визгливым голосом: «Калейдоскоп?!».

В зале повисла тишина, все уставились на Ски и тут же представили Берлушу с калейдоскопом в лапах. Мысленно они пытались разглядеть при этом выражение Берлушиного лица, но особой радости на нем не увидели.

- Или грибочки? – неуверенно поддержал обсуждение еж Калиостр. – Я могу подогнать неплохую коллекцию.

- Вы ему еще фантасмагорию подарите, - пробурчал Пу.

Никто из присутствующих ни разу не видел фантасмагорию вживую и даже не представлял, что это такое. Более того, никто, как обычно, не понял, язвит ли Пу или высказывает дельное предложение. Поэтому все просто активно закивали головами. На всякий случай.

Дверь отворилась и в зал лунной походкой задом наперед вошел Выхухоль. «Гуантанамеееро, гуахира гуантанамеро,» - напевал он при этом радостно.

- Давайте ему расскажем уже, - мстительно предложил Калиостр, глядя исподлобья на Выхухоля.

- Да! – закричал Выхухоль, всплеснув руками и рассыпав вокруг себя конфетти. – Расскажите мне уже! Я хочу все знать! Поведайте мне эту тайну, и я буду счастлив во веки вечные!

- У Берлуши через неделю юбилей! – завопил Ски. Звери подались вперед в ожидании, что улыбка сойдет с лица Выхухоля и он начнет выдирать перья, украшавшие его шкуру, и причитать: «О, я не знаю, что ему подарить!».

Но Выхухоль повел себя неадекватно.

- Прекрасно! - неожиданно сказал он. – А чего вы тогда такие все кислые, а? Боитесь, что он станет совсем взрослым и отшлепает вас всех? – Выхухоль весело подмигнул и сделал «козу» белке Пу. Тот недовольно сморщился и отвел морду в сторону.

- Мы не знаем, что ему подарить, - печально ответила бурундук Тукики, и слеза сверкнула в уголке ее левого глаза. – У нас нет для него никакого сюрприза.

- Но у вас есть я! – подпрыгнул Выхухоль и крутанулся на месте два раза. – Будем делать дифдиагноз!

- Мы не умеем, - возразил енот Ёк. – У нас и не из чего...

Выхухоль задумчиво посмотрел на него, потом тряхнул головой и сказал:

- Ну ладно, тогда составим план.

Он взял мел и написал на доске: ЮБ. От этих двух букв вниз шла стрелочка, под которой крупно было написано «УРА!».

- Итак, - начал объяснять Выхухоль. – Вам повезло, что у вас есть я. Я – Гуру! Я - Мастер Феерии! Берлушин юбилей должен быть особенным. Волнующим его и всех нас заодно. Мы не должны дарить ему вещи, мы подарим ему эмоции.

Для наглядности Выхухоль подписал под «УРА!» слово «эмоции» и подчеркнул его дважды.

- Но вещь как-то надежнее, - тихо запротестовала Тукики. – Эмоция – это что-то такое недолговечное...

- Напротив! – сказал Выхухоль так решительно и так резко выбросил руку вперед в сторону Тукики, что бедняжка ойкнула и спряталась под стол.
– Вещь может сломаться, потеряться, испортиться, надоесть. С ней может случиться все, что угодно! Но это не грозит воспоминаниям. Приятные воспоминания вечны. И через 30 лет вы будете с улыбкой вспоминать, как кто-то придумал и лично сделал для вас шикарный сюрприз. И, вспоминая его, вы будете мысленно переживать случившееся заново: как будто снова слышать звучавшую тогда музыку, ощущать прежние запахи и сердце ваше снова будет биться громко и волнительно, как будто для вас это все неожиданно и в первый раз.

Звери задумались, пытаясь вспомнить что-нибудь особенно волнительное и прошлое.

- Пу предложил фантасмогорию, - робко сдала белку Тукики, вылезая из-под стола и снова усаживаясь на место.

- Я пошутил, - заворчал в ее сторону Пу.

- Это то, что надо! – обрадовался Выхухоль. – Это гениально! Да, нам нужна фантасмогория!

- Я пошутил, что пошутил, - важно пробубнил Пу и приосанился.

- Это же прекрасно, Пушечка! – ласково подбодрил его Выхухоль, не замечая, как все звери дружно захихикали в кулачки. – Считайте, что концепция у нас уже есть. А это самое главное. Теперь нам нужно наполнить ее интересными деталями. Ски, дружочек, встань на шухере. И давайте накидывайте мне свои гениальные идеи, я буду записывать их на этой чудо-доске!

Выхухоль поднял руку с мелом и застыл у доски. В зале стояла гробовая тишина. Через пару минут у Мастера Феерии затекла рука и он не выдержал:

- Нет, ребята, ну так дело не пойдет. Вы же тут обсуждали какие-то варианты, давайте хотя бы их рассмотрим?

- Они все такие плохие, - расстроилась Тукики и заплакала.

- А вот и нет, - ответил Выхухоль, и этот аргумент тут же всех убедил.

- Я предложил водяные бомбочки, - честно признался Зай-Зай.

- Прекрасно! - отреагировал Гуру и записал на доске «вод. бомбочки». – Это прекрасно даже вдвойне: это и подарок, сделанный своими руками, и весело.

- А я, а я предложил калейдоскоп! – запрыгал Ски у двери, воодушевленный доброжелательностью Выхухоля.

- Ка-лей-до-скоп! До чего просто, но изысканно! – закатил кверху глаза Выхухоль и забормотал: – Я это так себе вижу... Нет, погодите... Вот так хорошо... Вот... Вот... Замечательно! Отличная идея – калейдоскоп!

Выхухоль записал на доске «кал.» и повернулся к собравшимся:

- Еще идеи?

Еж Калиостр деловито приподнялся с места:

- Я говорил про грибы. Могу достать.

Выхухоль задумался, демонстративно потер подбородок и приподнял правую бровь.

- Хм... Грибы... Фантасмогория... Грибы... Вы знаете, в этом что-то есть!

«Ну, уж если даже грибы прокатили...» - подумали все звери разом и осмелели.

- Парад светлячков! – возбужденно выкрикивала Тукики.

- Супер! – ловил мысль Выхухоль, быстро записывая ее на доске. – Разобьем на два пункта: «парад» и «светлячки»! Следующий!

- Павлины-аниматоры! – кричал следующий.

- Танцы на пеньках!

- Шоу канареек!

- Полет в аэротрубе!

Так они сидели и обсуждали Берлушин день рождения.

- И букетик незабудок, - скромно добавила Тукики под конец и покраснела. Звери заулыбались. Все знали, что втайне Берлуша и Тукики нравятся друг другу.

А Берлуша, кстати, так и не пришел. Он забыл, что в тот день было совещание. И что это был рабочий день, тоже забыл. С ним такое иногда случалось.

***
Берлуша проснулся от звука колокольчиков, отзванивающих нежную, но бодрую мелодию. Берлуша взглянул на часы, они показывали 6.45 утра. Конечно, если бы Берлуша не был спросонья, он сразу бы догадался, в чем дело. Ведь в 6.45 утра и начинается каждый день рождения. И именно в это время надо стремиться поздравить именинника.

Берлуша было решил, что это колокольчиковый мелодичный сон, и попытался снова заснуть, повернувшись на другой бок. Но звон колокольчиков становился все громче и настойчивее, что совсем никуда не годилось. Более того, к этим звукам постепенно примешивались чьи-то красивые звонкие голоса. Сначала один, потом другой, третий... И вот уже целый хор выманивал Берлушу из дома. Он поднялся на кровати и посмотрел в окно. Обычно в это время суток там было темно, хоть глаз выколи. Впрочем, Берлуша отлично видел в темноте. В этот раз он увидел в ней канарейку. Сначала одну, потом другую, третью... Они кокетливо пролетали перед его окном друг за другом, озорно подмигивая Берлуше и выдавая заливистые трели.

- Бардак какой-то, - пробормотал взлохмаченный Берлуша, решительно вскочил с кровати и резко распахнул входную дверь.

Поляна перед его крыльцом сверкала местами. В прямом смысле: то тут сверкнет, то там, то где-то еще. Берлуша шагнул вперед и вдруг с громким криком «У-ух!» куда-то упал и понесся, подпрыгивая на лету. Дыхание Берлуши захватило, а большие уши прижало к спине от скорости. Он зажмурился. Но уже через несколько секунд Берлуша почувствовал, что полет неожиданно прекратился, а он сам приземлился на что-то мягкое и приятное. Берлуша потрогал под попой и понял, что он сидит на высокой подушке из бархатного мха, жутко приятного на ощупь. Берлуша огляделся по сторонам и увидел, что он уже не на крыльце своего милого домика, а на самой середине большой поляны. Канарейки и сверкание куда-то подевались, вокруг было тихо и темно. Берлуша вдохнул свежий утренний запах леса и задрал голову кверху. Над ним раскинулось небо невероятной красоты, глубокого иссиня-черного цвета, все сплошь усыпанное звездами. Звезды с какой-то стати были разноцветными.

- Наверное, это от приближающегося восхода, - тихо сказал сам себе Берлуша. В такую рань он еще никогда не вставал и не знал, как оно там бывает на самом деле.

Минуту он любовался на раскинувшиеся на небе разноцветные звезды, отметив, что они как будто мастерски выложены искусным узором. Берлуша порадовался, что так удачно сметафорил. И вдруг звезды начали двигаться, сначала медленно, потом все быстрее. И вот из одного узора они уже сложились в другой. Потом картинка поменялась снова, и снова, и снова. Голова у Берлуши приятно закружилась.

«Небесный калейдоскоп», - блаженно подумал Берлуша, щурясь от удовольствия.

И вдруг череда узоров прекратилась, и звезды сложились в надпись «С днем рождения, Берлуша!».

- Я тупой, - медленно сказал Берлуша. – Почему я не догадался сразу? 6.45!

Тут поляна снова засверкала, теперь уже вся целиком, а в небе заплясали и запели канарейки. Они кружились в вальсе, отплясывали польку и морячка, затем принимались дружно ходить на лету лунной походкой, потом пародировали Элвиса Пресли и Филиппа Киркорова и снова принимались кружиться в вальсе. Вдруг канарейки начали снижаться, снижаться, и вот они уже почти у самой земли, как вдруг поляна озарилась ярким светом, и в этот миг канарейки с визгом бросились врассыпную. Вместо них на расставленные по поляне пеньки (Берлуша еще отметил про себя, что раньше-то тут никаких пеньков не было и в помине) бодро вскочили утки. На головах у них торчали изящные короны, а за спинами всеми цветами радуги переливались павлиньи хвосты. Утки принялись отплясывать подобие канкана и задиристо петь какую-то необычную песню, слов которой Берлуша толком не разобрал, но четко уловил в ней «Бер-Бер, тру-ля-ля». Оттарабанив четыре куплета, утки-аниматоры спрыгнули с пеньков, выстроились в шеренгу и ламбадой пошли по поляне. К ним присоединились цапли в костюмах страусов, мышки в костюмах тушканчиков, ехидна в образе голубого щенка и сурок с огромным барабаном. Процессия окружила Берлушу, сурок громко ударил в барабан и внезапно десятки водяных бомбочек ударились о землю, подняв в воздух столбы воды. Берлуша словно увидел крупные капли, поднявшиеся вверх и снова упавшие вниз. Когда он протер глаза и отряхнул мокрые уши, он обнаружил перед собой все лесное зверье с подарками в руках. Животные стояли с довольными, но волнующимися мордами.

- С днем рождения! – хором прокричали они. – Желаем счастья!

- И любви, - тоненьким голоском сказала подошедшая к Берлуше Тукики, протянула ему букетик незабудок и поцеловала юбиляра в мохнатую щечку. Оба порозовели.

- Кульминация, - нежно улыбнулся Берлуша.

Выждав вежливую паузу, звери кинулись наперебой поздравлять и обнимать Берлушу, который в одночасье оказался завален горой маленьких, но приятных подарочков.

- Не тревожься, главное – ни о чем не тревожься! – завопил Ски, подскочивший с садовой тачкой. Он погрузил в нее все подарки и погнал к Берлушиному домику. Берлуша смахнул воображаемую слезу, сказал пару слов про спасибо и как он тронут, и отправился вслед за Ски.

Дома он посмотрел на часы. Они показывали 7.15. Берлуша уже был на год старше. И у него был самый великолепный день рождения на свете. Он взглянул в окно: друзья старательно демонтировали площадку, выкорчевывая пни и стирая разноцветную перламутровую краску с ворчащих светлячков.

- Вот ушлепки, даже выспаться не дали, - сказал сам себе Берлуша и улыбнулся широко-широко.
Tags: шедевральное
Subscribe

  • Правила 30

    Как и положено умудренной жизненным опытом женщине, я наконец-таки составила свои "Правила 30". Итак, если женщине (то есть мне) 30 лет, следовало бы…

  • про первое свидание

    А ладно. У нас сегодня маленький, но очень важный праздник. Два года со дня нашего первого свидания. Половину которого мы оба тряслись, не зная,…

  • Сью и Ко посвящается

    Личный опыт соглашается со всем нижеприведенным "стыренным из сети": "Когда ты рожаешь ребенка, то должна быть готова к тому, что: -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments